Обилие голых тел, наркотики и прекрасная Зендея: почему стоит посмотреть самый провокационный сериал о подростках «Эйфория»

Канал HBO известен своим прогрессивным отношением к наготе на экранах, но на этот раз он превзошел себя. Помимо реалистичных сцен секса, изнасилования и передозировки, за два эпизода «Эйфории» нам успели показать около 30 пенисов (уверены, к концу сериала кто-нибудь подсчитает их точное количество и выдаст исчерпывающую арифметику). Логично, что вся эта эстетика не очень радует встревоженных родителей и некоторых кинокритиков, которые не считают, что в данном случае игра стоит свеч и шокирующий визуальный ряд несет на своих плечах миссию потяжелее, чем банальная провокация. 

Фото: wsj.com
Фото: wsj.com

Режиссер Сэм Левинсон, в свободной форме адаптировавший к современным реалиям одноименный израильский сериал, ожидал подобной реакции. «Эйфория» – не легкое телешоу для семейного просмотра, и Левинсон буквально вложил в нее душу, обнажив часть своей биографии. «Я просто описал себя в подростковом возрасте. Те чувства и воспоминания все еще очень свежи, глубоко копать не пришлось. Я описал, через что прошел, когда был моложе и боролся с наркозависимостью», – признается режиссер. А если уж быть откровенным, то до конца: боль героев не будет приглушенной, сцены насилия не останутся за кадром, и мы все равно будем ждать каждый новый эпизод – таков побочный эффект честно-горького, но умело снятого кино.

На первом плане «Эйфории» – история девушки по имени Ру, вышедшей из рехаба после передозировки. Ей всего 17, но проигранных битв с реальностью накопилось много: началом неудач Ру считает свое рождение, символично выпавшее на трагедию 11 сентября. Когда Ру сделала первый вдох, страна оплакивала людей, погибших во взорванных Башнях-близнецах. Другие герои сериала не меньше погружены в атмосферу страха и неопределенности, пропитавшую взрослеющее поколение Z. В «Эйфории» есть и подросток Нейт, чью психику в детстве серьезно потрепал просмотр секс-видео с участием его отца и несовершеннолетних мальчиков, и трансгендер Джулс, которая тяжело переживает развод родителей, и полная девушка Кэт, не успевающая за сексуальными подвигами своих подруг, и еще целый ряд запоминающихся персонажей с хитро переплетенными судьбами. Все они сражаются со вселенскими подростковыми проблемами: секс, наркотики и чувство тотального одиночества, которые каждое поколение проживает на новом уровне. «Эйфория» страшна не тем, что дети принимают на своем пути неудачные решения, а тем, что портрет современного мира со стрельбой в школах, жестокостью, насилием и извращенной порнографией написан с пугающей реалистичностью. 

Фото: time.com
Фото: time.com

«В сериале будет много сцен, которые трудно смотреть, которые могут быть триггерами. Пожалуйста, не смотрите, если будет тяжело. Делайте так, как лучше вам, я все равно почувствую вашу поддержку», – предупредила фанатов Зендея, исполнившая роль Ру. Для нее это огромный шанс стряхнуть с плеч образ диснеевской поп-принцессы, которому девушка исправно соответствовала с 2010 года. Из звезды канала Disney Зендея превратилась в сильную актрису, по которой немного скучаешь, когда Ру долго нет на экране. Как правило, выпускники Disney стараются ухватиться за «взрослую» карьеру как можно раньше, но 22-летняя Зендея держалась до последнего: даже самый серьезный из ее проектов, «Человек-паук: Возвращение домой», не имел особых возрастных ограничений и был детищем Marvel Cinematic Universe, принадлежащей, как известно, Disney. «Эйфория» для нее стала первой рискованной ставкой, и Зендея не прогадала. Для любой другой актрисы роль подростка-наркоманки в сериале, напичканном сексом, запрещенными веществами и примерно тридцатью пенисами, была бы сродни огромному баннеру с заявлением, что ее дни в Disney сочтены. Каким-то образом в случае с Зендеей никто не переживает, что ее новый проект отрицательно отразится на кассовых сборах следующего «Человека-паука»: это не бунт принцессы, а органичное, не форсированное взросление. 

Героиня Зендеи помогает зрителям не потерять нить повествования, выступая в роли голоса за кадром, но ее сложно назвать надежным рассказчиком: все пояснения Ру тесно связаны с собственным болезненным опытом наркозависимого подростка с обсессивно-компульсивным расстройством, паническими атаками, синдромом дефицита внимания и еще целым букетом психических проблем. Ей некогда задумываться о смысле жизни, людях, уже проходивших через те же трудности, и даже боли, которую она причиняет своим близким. Ру движет только желание избавиться от страданий, окутавших ее с самого рождения, хотя бы на две сладкие секунды небытия, когда действие наркотика сильнее ее вязких, удушающих мыслей. И здесь перед создателями сериала встает одна из сложнейших задач – не допустить, чтобы сцены, в которых кумир маленьких девочек Зендая принимает наркотики, отдавали гламуром и пробуждали желание ей подражать. Ру вызывает сочувствие, симпатию, но не восхищение: сценарий не устает напоминать, какую неподъемную цену она платит за каждый неверный шаг. 

Фото: refinery29.com
Фото: refinery29.com

Нужно отдать должное всему касту «Эйфории» — здесь каждый на своем месте. Пожалуй, самую неоднозначную ношу взвалил на себя Эрик Дэйн, сыгравший извращенца под маской примерного семьянина: его герой занимается жестким сексом с несовершеннолетними в дешевых отелях, снимая свои приключения на видео, пока дома ждут жена и двое сыновей. Даже с накладным пенисом, который Дэйну соорудили на съемках, сцена насилия над 17-летней девочкой далась ему нелегко, но с ролью мерзавца он справился превосходно. Для трансгендерной модели Хантер Шафер, сыгравшей его жертву Джулс, «Эйфория» обязательно станет бодрым стартом актерской карьеры. К чести создателей сериала, трансгендерность героини не ставят в центр сюжета и не привлекают к ней внимание любыми доступными средствами: это лишь одна из характеристик Джулс, обладающей, вообще-то, внутренним миром и ворохом подростковых проблем. С ней связаны едва ли не все светлые моменты сериала, которые зрители жадно хватают в потоке тяжелых сцен, как глоток воздуха, вынырнув со дна озера. Конечно, не те моменты, что происходят в гостиничном номере с героем Дэйна, а те, в которых рядом с ней светится от счастья Ру. 

Подростки с их бушующими эмоциями, резким взрослением и искренним непониманием, что с этим делать, всегда были и будут идеальными протагонистами, и в «Эйфории» из этого выжимают максимум с помощью стильно снятых сцен, грамотного кастинга и искренних диалогов. Поскольку продюсером выступил сам Дрейк, с саундтреком в сериале тоже проблем нет: возможно, он и не участвовал в выборе музыки, но слишком уж привлекательна гипотеза, что это его рук дело.

«Эйфория» снята не для тинейджеров и не для их родителей, а скорее для тех, кто вырос в 90-е, еще четко помнит свой пубертат, и уже с ужасом осознает, что однажды (этот день, как объекты в зеркале заднего вида, – ближе, чем кажется) их дети будут искать собственный путь. Это сериал не для каждого, и пока один дописывает положительную рецензию, другой выключит первую серию, не дождавшись кульминации, потому что нет ничего революционного в тезисе, что подросткам живется сложновато. Если отбросить вкусовщину, одно точно нельзя отрицать: HBO от души подготовился к прощанию с «Игрой престолов», заставив подписчиков сохранять спокойствие и оставаться на своих местах сначала с помощью «Чернобыля», а теперь подтянув не менее достойную «Эйфорию», новый эпизод которой выйдет в это воскресенье.

Вы смотрите «Эйфорию»?

Да Нет
Поделиться в