Новый Хит Леджер, антихрист и гей. Вы влюбитесь в Коди Ферна вне зависимости от пола

«Американская история ужасов» давно закрепила за собой статус кузницы талантов. Правда, пока что большинство из них оседают на ТВ, продолжая либо сниматься в новых сезонах творения Райана Мерфи и Ко, либо мигрируя по другим мыльным операм. Яркие и разнообразные образы Сары Полсон, Эвана Питерса и других полюбившихся актеров сформировали вокруг франшизы преданную фанатскую базу совершенно сумасшедших (во всех смыслах) людей. То, что сначала посчитали трэш-контентом, переросло сначала в неповторимый и оригинальный стиль, а потом в образец успешного хоррор-альманаха. Дело было за малым: не исписаться и не уйти в самоповторы, как это было с каким-нибудь «Доктором Хаусом». К восьмому сезону показалось, что мысль сценаристов действительно потихоньку ослабевает и иссякает. Когда поклонникам и критикам презентовали концепт нового творения, многие засомневались: коллаб 1 и 3 сезонов под названием «Апокалипсис» очень уж смахивал на желание хайпануть на самых популярных персонажах (обитателях дома-призрака и ведьмах-бунтарках). Каким в итоге получился этот сезон покажет время, пока же в наших силах отметить безусловную победу апокалиптического сезона: рождение новой звездочки актерского цеха — Коди Ферна.


Парень, которому суждено было стать звездой «Апокалипсиса», родился в Австралии, в местечке Саутерн-Кросс. Отучившись в школе-интернате, Коди получил бакалавра в области коммерции в местном университете. На дворе стоял 2009 год. Надо сказать, что австралийцу изначально был присущ авантюризм и жажда экспериментов: мечтая о работе терапевтом, он внезапно решает пойти в цирк (не на представление, а выступать). В 24 года он становится частью труппы, где окончательно влюбляется в актерство. Для него это не профессия, а средство самовыражения и познания мира.

«В фильмах можно увидеть углы истории, которые не были полностью рассказаны в тексте, все это пропущено через особую призму. Вот что меня действительно привлекает. Можно сказать, что я влюбился в себя в качестве формы повествования»

Попробовав свои силы в нескольких короткометражках и социальных роликах, Коди устремляется в театр, где получает роли в шекспировских постановках, «обрастая мясом» в среде австралийских критиков. Он занимается актерским мастерством с настоящими мэтрами, среди которых была даже легендарная обладательница «Оскара» Эллен Бёрстин. Поняв, что Австралия едва ли входит в топ-100 лучших мест для построения успешной актерской карьеры, Ферн отправляется на другие острова — британские. Там он выбивает для себя первый заметный перфоманс: роль Альберта в пьесе «Боевой конь» Королевского национального театра в Лондоне. К моменту выхода Коди на столичную сцену, в «Американской истории ужасов» завершался первый (и сразу триумфальный) сезон.

В 2014 году произошло событие, которое поднимет Коди Ферна на новый уровень: когда он получил престижную стипендию другого уроженца Австралии Хита Леджера, все вдруг заметили сходство (не столько внешнее, сколько идейное и профессиональное) Ферна со своим земляком и кумиром. За ним тут же закрепилось прозвище «новый Хит Леджер», а затем — первые роли в коммерческом (но пока еще не очень большом) кино. После не слишком громких премьер в полном метре, Коди дебютирует в сериалах. В 2017 году ему досталась роль Дэвида Мэдсона во втором сезоне «Американской истории преступлений». В «Убийстве Джанни Версаче» он так приглянулся продюсеру Райану Мерфи, что тот, не долго думая, утвердил его на роль недостающего пазла в «Ужасах» — невероятно обаятельного и пугающего антихриста Майкла Лэнгдона.

«Я не знаю, как играть персонажа, если я его не люблю»

Давайте начистоту: сын Сатаны — не самая легкая роль. Чтобы вжиться в образ, Коди перечитывал по несколько раз книги Айн Рэнд, Ветхий Завет, Сатанинскую Библию и другие оккультные и теологические труды. Что еще больше помогло для обретения нужного баланса между внушением ужаса и трепета, так это наблюдение за повадками политиков во время их пламенных речей и выступлений на публике. Почерпнув все необходимое и заметно прокачав харизму, Ферн воплотил на экране по-настоящему великий образ: антихрист Коди Ферна — жертва обстоятельств, сын, в чью душу заложен от рождения ген хаоса и тьма, бескрайняя тьма. Он проходит все стадии принятия бессмертия: отрицание, гнев, торг, депрессия и, наконец, принятие. Все как по ветхозаветному «учебнику», но с примесью актуальной психологии подростка. Критики уже назвали персонажа самым ярким за всю историю сериала.

Ферн идеально вписался не только в стиль, но и в концепцию всего сериала. Ни для кого не секрет, что большинство актеров в нем — представители ЛГБТ, всевозможных субкультур и прочих социальных групп. Через открытость своей личной жизни за пределами экранных образов главные действующие лица сериала показывают утопическое толерантное общество. Свой маленький идеальный мир они открыли и для Коди, который не скрывает своих отношений с моделью Эриком Смитом. Их паре уже больше двух лет, так что остается только посочувствовать толпам школьниц, у которых портрет актера висит над кроватью.

Сейчас Коди только начинает пожинать первые плоды своего ярчайшего перфоманса, впереди постоянная роль в «Карточном домике» и, будем надеяться, уход с ТВ на большие экраны. А пока, давайте просто любоваться этим странным и фактурным молодым человеком, который воплотил в кадре истинное Зло с ангельскими глазами и влюбил в себя миллионы, едва не уничтожив Вселенную.




Как думаете, Коди станет настоящей звездой кино?

Да Нет
Поделиться в