Оправданная жестокость: что мы должны понять из кровавой трагедии сестер Хачатурян

«Он бил нас всем, что попадалось под руку, за любую мелочь — так отыгрывался на нас. В его понимании женщина — рабыня. Он совершенно ничего не делал по дому, даже воды себе сам не наливал и окно не закрывал. Отдавал нам приказы». Это вовсе не цитата из фильма «Пленницы» или любого другого хоррора про истязание ни в чём неповинных жертв маньяками. Это, как ни страшно осознавать, наша суровая реальность. История сестёр Хачатурян стала одной из самых страшных и вместе с тем обсуждаемых за последние годы. В её восприятии общество по обыкновению раскололось надвое: тех, для кого эти девочки — мученицы, и тех, для кого они — хладнокровные убийцы. Как это обычно бывает, в Сети пользователи обходятся без полутонов: либо подписывают петиции и ставят хештеги в поддержку сестёр, либо пишут гневные посты, что их надо разорвать без суда и следствия. Super попытался разобраться, что такое оправданная жестокость и как сделать так, чтобы не загубить окончательно надломленные детские судьбы.

Фото: Lenta
Фото: Lenta


В деле сестёр Хачатурян работают практически все киношные клише, что делает ситуацию ещё более гротескной и жуткой. Это как встретить на улице реального Пеннивайза: вы скорее рассмеётесь, нежели в ужасе побежите прочь. Такое реверсивное восприятие объясняется тем, что ситуация слишком нереалистична, чтобы относиться к ней серьёзно и осмысленно. Судите сами: Михаил Хачатурян был классическим злодеем — жестоким, циничным, со странными хобби в виде целой коллекции оружия и любви к охоте, с глубокими скрытыми комплексами, в том числе комплекс неполноценности, и, само собой, совершенно наглухо безумным. Аурелия, мать сестёр, которая сбежала из семьи до кровавой расправы дочерей над Хачатуряном, признаётся, что он лупил её чаще, чем отдавал приказы: однажды, избив её в очередной раз до крови, он тут же спокойно попросил сделать ему чай. Такие его припадки, как и нежелание самой женщины увидеть единственно верный выбор — бежать, босиком и без копейки, куда глаза глядят, бежать, бежать, — привели к тому, что однажды, уже когда на свет появились девочки, мужчина запер жену дома на 5 лет. Всё это время с детьми гуляли его сёстры и мать, а Аурелии не разрешалось даже говорить по телефону. В такой атмосфере ночного кошмара в реальной жизни девочки находились каждый день. После побега матери весь быт, а также регулярные избиения и жесточайший абьюз перешли на них. Вместе с сексуальными функциями. Именно функциями, потому что всё происходило по принуждению и чтобы утолить жажду монстра. И они терпели, пока в какой-то момент внутренний неизбежный протест против обыденного и привычного насилия не перелился через край, залив яростью глаза.

Фото: КП
Фото: КП


«Почему они столько лет терпели вместо того, чтобы просто убежать из дома или пойти в полицию?» Так могут рассуждать либо совершенно циничные, либо абсолютно непонимающие люди. И это не их вина: когда ты рос в диснеевском мультфильме с песнями и бабочками, а всю жизнь прожил в подъезде с консьержкой и передвигался на «комфорте», сложно поверить, что существует какой-то другой мир, где людей уничтожают морально и физически, где плачет не только Марьяна Ро и где кровь не бутафорская, а венозная. Вся эта грязь, которая окружает нас на самом деле, у некоторых людей настолько успешно блокируется подсознанием, что они перестают верить в то, что люди сходят с ума и совершают преступления. Опять же, это очень хорошо лично для них — не так сильно страдает нервная система. Но очень плохо для Крестины, Ангелины и Марии. Им не верят, их хотят распять за чужие грехи, причём совершенно аргументированно (как кажется анонимным прокураторам в комментариях). Мол, они сами виноваты, сами ничего не сделали для того, чтобы спастись и не доводить до кровопролития. Не дай бог вам когда-нибудь оказаться на месте девочек, но вы должны понять. В момент, когда вас, безобидного ребёнка, насилуют в первый раз, у вас отнимают невинность и право на первый секс. Во второй раз у вас отнимают детство и радости взросления. В третий — отнимают честь и право на счастливое будущее. Старшую дочь Хачатурян насиловал в течение многих недель и месяцев. Не забывайте, что Михаил, каким бы животным ни был, был родным отцом девочек. Эдипов комплекс (подсознательное влечение или отторжение к собственным родителям) в психологии является одним из самых сложных и неизученных, так что реакция на такую стрессовую и экстремальную для детской психики ситуацию может быть самой разной, в зависимости от воспитания ребенка (а как и в каких условиях воспитывались дети в семье Хачатурян, мы уже знаем). Кто-то накидывается на истязателя с ножом, кто-то принимает правила этой недетской игры и становится зависимым от собственных прогрессирующих девиаций. А кто-то кончает жизнь самоубийством. Хочется обратиться к тем, кто строчит ненавистные комментарии в адрес сестёр: такой исход удовлетворил бы вас? Некого было бы называть «шлюхами» и «тварями», а убитый горем отец-психопат-педофил лил бы сейчас слёзы в каком-нибудь ток-шоу, рассказывая о тройном суициде любимых дочек. Никто бы не узнал. Никто не получил бы этот пинок вон из зоны комфорта, где не нужно признавать, что родители могут насиловать детей, а дети могут убивать родителей.

Фото: Экспресс-новости
Фото: Экспресс-новости


Почему же они терпели и не побежали к дяде Стёпе-милиционеру? И на это есть куча причин: стокгольмский синдром (тем более что жертвы — дети, а преступник — их отец), подавленное восприятие, паранойя, да даже банальный страх, что папа узнает и накажет. Очень сильно накажет. По поводу оправданной жестокости. Давайте признаем: в этом деле нет никакой оправданной жестокости. Нет адекватных и объективных рамок, в которые втискивается эта шокирующая история. Что было бы оправданным в данной ситуации? Посадить его в тюрьму? За минимум три разрушенные детские жизни. Или, может, отрезать ему мужское достоинство? Тому, кто отнял честь и достоинство у трёх дочерей разом. Пытать? Тоже насиловать? Посадить в психушку? Расстрелять? Все эти меры наказания не вернут девочкам здоровую психику, их тело, жизни. С момента, когда Михаил впервые ударил свою дочь, с того раза, когда его рука впервые пошла выше её колена, с того самого мгновения он делал что хотел, наслаждался полной свободой и абсолютной властью. Девочки в какой-то момент тоже решили получить такую власть. Вспомните шуточные разговоры с друзьями в школе на перемене, когда вы разгоняли про то, что сделали бы, если бы получили машину времени. Помните, как все весело и звонко смеялись, когда кто-то говорил, что убил бы Гитлера? Уверен, если бы сёстры нашли машину времени, они вернулись бы в тот день и повторили бы сделанное ещё раз. Когда у тебя отнимают то, что принадлежит тебе не просто по конституции или закону, а по природе, по праву рождения, ты перестаёшь думать категориями «оправдана эта жестокость или нет». Единственная верная модель поведения по отношению к ним — сожаление. Они пережили ад не для того, чтобы попасть в другой. И вы не апостол Пётр, чтобы открывать им дверь в этот ад. Их ещё можно спасти, ещё можно вдохнуть в них жизнь. Но явно не сообщениями типа «их же просто насиловали». Вообще, конечно, самое главное снисхождение суд им уже оказал: запретил пользоваться социальными сетями. Не факт, что, видя все эти потоки желчи и сравнений с Дианой Шурыгиной, сёстры не решили бы, что жить им больше незачем. И хочется верить, что всё это время с ними работает очень квалифицированный и понимающий тему психолог.

Фото: КП
Фото: КП


Это дело стало резонансным и обсуждаемым благодаря тому, что сёстры решились на ужасный и самозабвенный шаг, ведь им было нечего терять. Они поступили ужасно, нарушили закон. Точка. Но сколько таких семей окружают нас? Сколько девочек и мальчиков режут себя, чтобы заглушить боль и почувствовать хоть что-то ещё, потому что они лишись сразу двух главных вещей в жизни — родителей и собственной чести? Сколько детей воспринимают рабство как должное, сколько растут в страхе и унижениях? Все эти загубленные души уже не вернёшь, как и не посадишь тех мразей, которые — от собственного ли безумия, безнаказанности или пьянящей власти — лупят до кровоподтёков собственных чад, насилуют их и пытают. Но всё это не обнуляет тяжесть ответного насилия. Это не даёт карт-бланш на убийство и тем более не оправдывает его. Безусловно, если вы сами стали жертвой и заложником такой ситуации, убийство себя или кого-либо ещё — это не выход и приемлемый вариант, чтобы закончить свои мучения. Просто знайте, что вокруг есть не только враги, не все желают причинить вам боль. Помните: вы никогда не должны молчать, даже нет, вы обязаны говорить, кричать! Делать всё, чтобы вас услышали, пока у вас не отняли самое главное и единственное действительно ценное — вашу личность. И тогда, возможно, подобные кровавые драмы останутся где-то на полках в формате VHS. Когда-то в будущем. Далёком и счастливом будущем.

Поделиться в