Правда о «Евровидении-2019»: факты, вопросы и несостыковки

Конкурс «Евровидение» в нашей стране из обычного музыкального шоу в эфире давно превратился в национальную идею. Выиграть «Евровидение» — уже давно не только мечта Филиппа Киркорова, но и идея-фикс каждого, кто имел когда-либо отношения к этому предприятию. Каждый год повторяется одна и та же картина — вся страна прилипает к ТВ, наблюдая, как в финале конкурса толпа фриков и див соревнуется в зрелищности номеров, которыми славится «Евровидение». После единственной победы России на этом шоу — Димы Билана в 2008 году — каждый год нашу страну «обижают». Мы вечно оказываемся то «в метре» от победы, то в шаге от «вылета», то и вовсе — жертвами чье-либо политической провокации и «заговора». Неизбежный финал всего этого — крики и скандалы в эфирах ток-шоу: «Долой конкурс геев!», «Россию ненавидят!», «Запретить!». И все это — ровно до мая следующего года, когда вновь начинают искать очередную жертву «на заклание». Потому что вернуться с «Евровидения» с местом ниже пятого для российского артиста — это как похоронить себя при жизни. В этом году после третьего места Сергея Лазарева к «Евровидению» и к самому Сергею вновь масса вопросов. На главные из них Super попытался дать исчерпывающие ответы.

Почему Лазарев выбрал для «Евровидения» не хит?

Композиция Scream, с которой Лазарев двинул в Израиль, с профессиональной точки зрения — красивое, очень сложное произведение, требующей безупречной вокальной техники и сильных голосовых данных. Зачем было создавать именно его, а не мощную танцевалку, которую легко напеть и которая бы легко покорила телеаудиторию? Ответ знает Филипп Киркоров, который, проанализировав итоги прошлого выступления Лазарева в 2016 году в Стокгольме, все точно рассчитал. Тогда Лазарев с танцевальным номером, наполненным спецэффектами и хореографией, стал абсолютным лидером голосования телезрителей, а вот жюри оценила его низко — 22 страны поставили России ноль баллов. Если безоговорочно верить, что жюри оценивает артистов на «Евровидении», исходя из сугубо профессиональных критериев, тогда вопросы к Сергею еще можно было как-то принять. Но когда в этом году Россию вновь «опрокинуло» жюри — правда уже из 17 стран, назрел конкретный вопрос. По каким критериям оценивают участников, и в чем тогда смысл голосования профессионалов? И профессионалы ли они?

Российская делегация на «Евровидении-2019». Фото: Кристина Зайцева/Super
Российская делегация на «Евровидении-2019». Фото: Кристина Зайцева/Super

Что такое национальное жюри и почему оно решает судьбу участников «Евровидения»?

Систему разделения голосования на televoting (зрителей) и жюри ввели 10 лет назад, после победы на конкурсе Димы Билана. Тогда организаторов конкурса возмутило так называемое «соседское» голосование телезрителей дружественных стран и то, что России по 12 баллов отдали все лояльные в то время r нам: Украина, Белоруссия, Грузия, Армения и прочие «друзья-соседи». Хотя в том году, кроме них за Билана, надо признать, голосовала и куча европейских государств. 

Тем не менее, голосование жюри ввели, но со временем появились новые вопросы — кроме того, что в список «голосующих» начали попадать люди, мало имеющие отношения к музыке, само жюри принялось грешить тем самым «соседским» методом голосования и — увы, крайней политизированностью. Иначе не объяснить «нули» которые влепили тому же Лазареву три года назад швея, учитель и офисный клерк, обнаруженные в жюри Италии, Армении и других государств. Голоса этих товарищей, категорически настроенных против России, переживающей тогда особенно остро открытый конфликт с Украиной, сыграли немалую роль в финале, где, как известно, победила та самая «угнетенная» Украина. 

Стоит признать, что те же самые вопросы стоит задать и России, в этом году представившей Европе свое национальное жюри весьма неординарного состава. Так, вместе с композиторами Лорой Квинт и Симоном Осиашвили, чьи хиты в последний раз били чарты примерно лет тридцать назад, в жюри оказался дизайнер Игорь Гуляев. Если посмотреть открытую таблицу голосования жюри, то к Гуляеву вопросов появляется еще больше. Голосовые данные крепких вокалистов и лидеров этого года из Нидерландов и Швеции модельер оценил крайне низко, а очевидные хиты от артистов из Швейцарии и Норвегии и вовсе задвинул на последние места. После этого, нашим претензиям к жюри других стран больше подходит известное выражение «нечего на зеркало пенять...»

 Победитель «Евровидения-2019» — Дункан Лоуренс из Нидерланд. Фото: Кристина Зайцева/Super
 Победитель «Евровидения-2019» — Дункан Лоуренс из Нидерланд. Фото: Кристина Зайцева/Super

Что произошло с Белоруссией, отстраненной от финального голосования, но почему-то давшей России ноль баллов?

Продюсер Виктор Дробыш, прибывший в Тель-Авив чтобы поддержать свою подопечную — певицу Zena из Белоруссии, не подозревал, что скандал с его высказываниями в поддержку принца Брунея, решившего казнить геев — далеко не последний. Белорусская делегация, без того известная на конкурсе весьма шумным поведением в виде возлияний с мордобитиями, давно находится у организаторов «Евровидения» «на карандаше». В этот раз в Тель-Авиве белорусы вели себя тихо, но рвануло там, где не ждали — то есть в Минске. В составе национального жюри нашелся человек, забивший на первое правило голосования — секретность до финала, чтобы избежать влияния на телеаудиторию — и выдавший всю таблицу «разбаловки» в эфире белорусского ТВ. Реакция EBU была крайне жесткой — жюри Белоруссии дисквалифицировали, чем лишили поддержки в первую очередь Россию, которой в Минске уже готовились отдать 12 баллов. Правда, выносить скандал на телеаудиторию «Евровидение» не стало — баллы от жюри Белоруссии в эфире все-таки озвучили, правда к истинному голосованию в Минске это не имело уже никакого отношения. Позже выяснилось, вместо белорусских баллов в эфире назвали некий «средний балл» от соседних государств Прибалтики и Грузии, которые, как известно Россию проигнорили. Стоит ли говорить, что после такого, главным врагом, осуществившим «спланированную диверсию против Лазарева и Киркорова», немедленно назначили Виктора Дробыша? В свою защиту Виктор заявил, что пойдет в европейский суд по правам человека подавать иск. Нет, не на принца Брунея, после которого на «Евровидении» невзлюбили Белоруссию, а на сам конкурс — за подлую подставу перед Россией. Занавес.

Что случилось в эфире «Евровидения» во время голосования, когда поменяли отрывок песни Лазарева?

После финала Сергей Лазарев возмутился инцидентом в эфире, когда так называемый «rec-up» — отрывок из песни Scream — вдруг показали в крайне невнятном виде, даже без припева. Деталь для голосования важнейшая — именно по этим отрывкам телезрители вспоминают, что они увидели и что им понравилось из более чем 40 стран-участников конкурса. Rec-up Лазарева существовал в двух вариантах, однако из-за технических проволочек, на пульт эфира ушел именно не удачный отрывок и первые полчаса голосования в эфире показывали именно его. Кто знает, скольких смс лишился Лазарев, песню и номер которого элементарно не опознали из-за невнятности показанного куска?  Диверсией против России это назвать сложно, скорее — случайностью, сыгравшей не в пользу певца.

Почему победителя из Нидерландов отказались дисквалифицировать, несмотря на нарушение правила «Евровидения»?

«Евровидение» — не «Евровидение», если после объявления победителя не разразится скандал. Самое популярное обвинение победителей последних лет — в том, что выигравшая песня на самом деле была записана уже лет 5 назад, и исполнитель ее пел. Это нарушение главного правила конкурса для участников — песня должна быть записана не позднее года до даты начала «Евровидения» и нигде «коммерчески не использоваться». 25-летний Дункан Лоуренс попался — в сети обнаружили, что парень исполнял ее аж два года назад. Однако EBU дисквалифицировать голландца не стал из-за небольшой лазейки в правилах. Оказывается, исполнять песню, которую отправляешь на «Евровидение», можно хоть лет 20 назад у друзей на пикнике, у себя на кухне, или в подвале клуба, главное — чтоб она не была выпущена на носителях и не использовалась в коммерческих выступлениях. От претензий Лоуренс отбился, доказав, что не выпускал песню. 

Сергей Лазарев. Фото: Кристина Зайцева/Super
Сергей Лазарев. Фото: Кристина Зайцева/Super

И главный вопрос. Кого России отправить в следующем году, чтобы наконец-таки вновь одолеть проклятое, но такое манящее «Евровидение»?

В следующем году заниматься подбором участника на конкурс будет Первый канал, чередующий право трансляции конкурса с каналом «Россия 1». С «Россией» на конкурсе уже побеждал Дима Билан, а это значит, что выиграть на «Евро» именно для Первого канала — вопрос чести. После того, как победу не удалось привезти Сергею Лазареву, шансы у участника от России в следующем году по-прежнему высоки. Но, стоит уже признать — лишь в случае абсолютно нового, свежего и не стандартного подхода. Для этого российскому оргкомитету конкурса нужно полностью изменить избитую схему подхода к выбору посланца  

Тогда уж, пользуясь случаем, почему бы, наконец, не избавиться от принципа «тайной вечери» и «назначений» и попробовать вернуть национальный отбор, четко обозначив его критерии? Обратить внимание на артистов не из проплаченных ТВ-эфиров музыкальных каналов, купленных чартов в iTunes и вокальных конкурсов среди певцов из караоке, а на молодых креативщиков, рвущих тренды YouTube и активно завоевывающих европейскую аудиторию, голоса которой нам так нужны при голосовании на «Евровидении»»? Есть же группа Little Big, чьи хиты давно в европейских чартах, или та же Manizha, которой активно интересуются зарубежные лейблы. 

Существует, пожалуй, и самый не стандартный вариант — снова отправить на «Евровидение» Диму Билана. В том, что Билан не прочь рискнуть здоровьем и пойти в последний бой «за Родину и партию» — сомнений почему-то никаких. Слово, как говорится, только за партией.

Победитель «Евровидения-2008» Дима Билан и его команда. Фото: zvezdi.tv
Победитель «Евровидения-2008» Дима Билан и его команда. Фото: zvezdi.tv

Это Super?

Да Нет
Поделиться в